Спасибо, ваша задача принята!


Кстати, чтобы быть всегда в курсе событий, приглашаем Вас зарегистрироваться в Facebook в нашей группе “Адизес навсегда”.


До встречи!

С уважением, Людмила Гегельская

и вся команда Института Адизеса


Опишите вашу задачу

О том, что болит


Блог Адизеса
17.05.2017
О том, что болит

Этот пост был опубликован 12 мая 2017 года.

Я унаследовал повышенное давление от своей матери. Доктор назначил мне лечение, но я не испытывал большого беспокойства по этому поводу.

А следовало бы.

Я ездил по разным городам, поэтому у меня было несколько докторов. Ни один из них не сказал мне, что высокое артериальное давление может воздействовать на почки. А они уже были нездоровы. У меня обнаружился белок в моче, что было первым признаком болезни почек.

Врачи говорили, что не нужно беспокоится, это передалось мне генетически.

По этой причине мой стиль жизни оставался прежним. Я путешествовал по миру. Ел в ресторанах (много-много соли). Мое давление стало "прыгать". Виной тому бессонные ночи, смена часовых поясов, стресс от поездок и длительные рабочие дни.

И никто, ни один доктор, не сказал мне, что это оказывает влияние на мои почки.

О том, что у меня хроническая болезнь почек, я узнал совершенно случайно. Повторяю: случайно. Ни один врач мне ничего не сказал.

Я слушал лекцию одного доктора медицины о том, как читать и расшифровывать анализы крови. Он сказал, если уровень креатинина слишком высок, это может сигнализировать о заболевании почек.

Я посмотрел на свои анализы. Креатин был определенно за пределами нормы. Я спросил его, есть ли у меня проблемы с почками. Он ответил: "Я уверен в этом".

Почему этого не сказали мне мои доктора?

Позже врач объяснил мне, почему. Они ничего не могут сделать. Нельзя омолодить почку. Из-за возраста ее состояние с каждым годом ухудшается на 10%. Поскольку они не могут ничем помочь, они ничего не говорили.

 

Но лечение есть. Они оказались неправы. Альтернативная медицина предписывает перейти на вегетарианскую диету и не употреблять в пищу белки животного происхождения, которые нагружают почки.

Я следовал этим указаниям, не делал диализ и не желал думать о трансплантации на протяжении шести лет.

Это была ошибка.

Вот почему.
Когда моя почка все-таки перестала работать, мне пришлось идти на диализ и искать донора. Те шесть лет были критически важными. К тому моменту, как я стал делать диализ, я уже был слишком стар для того, чтобы попасть в очередь на трансплантацию почки от мертвого донора.

Я упустил эту возможность.

Теперь ни одна клиника не хочет ставить меня в очередь, ведь я слишком стар.
Поэтому мне нужен живой донор. Ни один член моей семьи не подходит для этого. Друзья слишком стары, их дети слишком молоды. Или они родом из развивающихся стран. Клиники отклоняют их предложения, подозревая, что я собираюсь купить их почки.
Поиск донора не давал результата.
Вот через что мне пришлось пройти. Мораль этой истории где-то между строк…

Еврейская религиозная организация из Израиля нашла для меня альтруистического донора. Он отказался со мной встречаться или знакомиться. Он хотел, чтобы все было совершенно анонимно, но было одно условие: он хотел, чтобы операция проходила в Стэнфордском университете, т.к. его жена получила работу в Силиконовой долине, и он хотел быть рядом с ней во время операции.

Я позвонил в Стэнфорд. Меня спросили: "Вы на диализе?". В то время я не ходил на диализ, т.к. не хотел, чтобы операция после диализа меня ослабила.

Узнайте свой стиль PAEI - пройдите тест! Пройти тест

«Извините, мы не можем вас принять. Вы должны проходить диализ». "Но, сэр, - я начал его умолять. - Мне 79 лет. Если я начну ходить на диализ, то могу потерять своего донора. К тому времени мне уже будет восемьдесят, если не больше". На что он ответил: «Извините, очень жаль, что ограничение по возрасту - 80 лет. Мы ничем не можем вам помочь». На этом звонок был окончен.

Я поехал в Калифорнийский университет, в котором мой друг был руководителем отдела трансплантологии. Я попросил его, чтобы он поговорил со Стэнфордом и уговорил их сделать для меня исключение.

Руководить отдела в Стэнфорде согласился. Но сначала они должны были исследовать моего донора. "Если он не соответствует нашим критериям, мы не видим смысла исследовать вас, - сказал он.

Я согласился и с нетерпением ждал результатов.
Потом я узнаю, что мой друг из Калифорнийского университета очень расстроен той ситуацией, которая сложилась.
«Что случилось?»
«Твой донор попросил денег, а это незаконно. Он сказал, что ты пообещал ему заплатить. Ты или организация, которая его завербовала».

Я пытался убедить его и поклялся всем, что мне дорого, что я не предлагал денег. Он позвонил в Израильскую религиозную организацию, и мы узнали, что произошло.

«Он попросил, чтобы ему выплатили компенсацию в размере двухнедельной зарплаты, которую он потеряет, находясь в больнице, и мы пообещали ему эти деньги, поскольку что в Израиле их платит государство».

Что ж, в Израиле это нормально, но в США это запрещено.
Я потерял своего донора.

Теперь я застрял.
Из-за того, что на диализе я не слишком долго, я в конце очереди на почку от мертвого донора.
Из-за моего возраста они отказываются ставить меня на очередь.
Так что мои веганские диеты, которые должны была отодвинуть диализ, обернулись против меня. Я, поступивший правильно, оказался наказан, а алкоголик, который не заботился о своем здоровье, – в начале списка.

Время летит, и с каждым днем я становлюсь старше, а мои шансы на пересадку - все ниже. Между тем диализ меня не устраивает. Мало того, что он не только отнимает двадцать часов еженедельно, он отнимает все мои силы. После него я чувствую слабость и мне нужно прилечь. Я становлюсь настолько обессиленным, что не могу нормально работать. Мое сознание затуманено. Я становлюсь забывчивым. Я не могу найти последний черновик книги, которую пишу.

Это печально, потому что у меня еще много дел. У меня есть черновики новых книг, которые я собирался писать. Но я быстро угасаю.

Быть может, для не творческих людей диализ не так уж плох. Но для меня, которому нужен его мозг, чтобы полноценно работать полный рабочий день - писать и творить - диализ может стать концом моей продуктивной жизни.

Авторские права на данный текст (перевод) принадлежат Институту Адизеса. Перепечатка возможна только с письменного разрешения и при условии наличия ссылки на сайт adizes.me

Возврат к списку

Комментарии

0
Станислав
Меня очень тронула Ваша история. Желаю Вам скорейшего благополучного разрешения проблемы с пересадкой. Думаю, осталась еще, как минимум, одна возможность: провести пересадку в развивающейся стране. В России не должно быть столько препонов для спасения человека.
0
Yuri Gaben
Есть технология омоложения - холодная вытяжка из чая с о. Окинава в названии которого слово карри, говорят он от старения помогает, но технология предполагает через сутки пролежать 10 часов в гипоксии 85% кислорода в крови - углекислый газ вытесняется азотом - то есть лежать в палатке с подачей азота, но это болезненно - гипоксию трудно переносить... может чай найдете и он поможет?
0
Yuri Gaben
это технология удлинения теломер
Текст сообщения*

Все статьи